Это всё.

Поверь, эта осень не будет выпрашивать
Каких-то даров и желаний напрасных…
Я серые будни устала раскрашивать
В оранжево-жёлтый и пурпурно-красный.

То чай нёбо жжёт, то вливается холодом,
То клонит ко сну, то морочит бессонница…
Средь каменных глыб предосеннего города
От вяжущей грусти он больше не скроется.

Не будет читать «Змеелова» под лампою,
Не будет тушить сигареты о блюдице…
Ему так близка надоевшая заповедь
«Не любишь — полюбишь» и «стерпится — слюбится».

Неровен ли час – гордость выгнется проводом
Вольт в триста – и даст по уснувшей сумятице.
[Мне больше не нужно выдумывать поводы,
Чтоб видеть его по субботам и пятницам].

это всё
24.09.12

О чем ты думаешь, когда ложишься спать?
Я — о тебе и чуточку о вечном…
О том, что в этом мире быстротечном
нас друг у друга не похитить, не отнять.

Ещё о том, что я рискую полюбить.
Безвременно, без писем и конвертов.
Без слов признаний, дневников, моментов,
в которых вместе не мечтать… не ждать… не быть.

О чем ты думаешь, какие снятся сны?
Я — снов не вижу… погружаюсь в бездну
попыток урезонить бесполезность
моих желаний с монограммой «только ты».

Зачем пишу, грущу, придумываю «нас»?
Ты для меня хмельной глоток абсента.
А я… /обрыв раздумий киноленты./
О чем ты думаешь?… Я — о тебе сейчас

И друга лучший друг забудет…